Из записей Bahamut’a, хрониста Horde Malleus, в прошлом обычного разбойника-отрекшегося до ниспослания ему Откровения.

«Восемь есть великое число, так говорю я вам. Ибо восемь есть знак сущности без конца, а восемь лучей звезды суть есть сила Хаоса, мощь первородная. Суть есть одна из трех великих сил, сиречь рекомых Хаосом, Порядком и Равновесием. Хаос есть сила, сокрытая в Великой Тьме, сила аннигиляции, низложения и вместе с тем сила бесконечного изменения, искажения. Порядок есть сила вне Великой Тьмы, созидание и упорядочивание, Порядок есть Счет всему, и продолжение всему. Равновесие суть есть весы, на коих Хаос и Порядок, Смерть и Жизнь. Равновесие суть есть обод колеса Всего Сущего, спицы коего вращаются по солнцу и супротив солнца.

Сперва не было ничего, так рекут мне Они. Не было ни Великой Тьмы, ни Звезд ни Миров. Было лишь Серое Ничто. Оно было и не было, жило и не существовало. Материи не было. Но потом в Серости Ничто волею ли направленной или же случайностью разлился черный бесконечный Океан а над ним белый Свет и все это в скорлупе великого Ничто, великой Серости. И тогда родилось движение. Черная бесконечность тянулась к белому Свету, и когда брала кусок его, то тянула его в себя. Так родилась мертвая материя. То были пустые миры, неразбуженные звезды, мертвые галактики. Но и Свет стал тянуться во Тьму. И забирал обратно, то, что было забрано Великой Тьмою. И тогда мертвая материя оживала. В вечном завихрении Тьмы и Света рождались бесконечные галактики и звезды, миры и планеты. Они рождались и умирали, так как в них была и сила жизни и сила смерти. Так началось великое противостояние Света и Тьмы, Порядка и Хаоса.

Мерное движение происходило бесконечно долгое время, пока не случилось Великого Искажения или же, по-иному, Великого Смещения. Великие рекут мне, что причина была схожа с той, после которой в Сером Ничто появилась Тьма и Свет. Суть есть знания необъятные для смертных, и непостижимые, я есьм проводник воли Их, и будучи ничтожной тварью, не в силах осознать полностью весь масштаб и могущество ниспосылаемых мне знаний, но я, аки прилежный ученик, запишу все открывшееся мне.

Великое Искажение осуществилось проникновением Тьмы в Свет, Хаоса в Порядок и наоборот. И столь сильным было сие движение, что огромные части Хаоса и Порядка так и остались – одна в бесконечных пределах Света и Порядка, вторая в Великой Тьме. И от столь сильного соприкосновения появилась нематериальная прослойка, рекомая смертными нашего мира Искривленным Пространством (Twisted Nether).

Части же Порядка и Хаоса, навсегда оставшиеся в чуждых им пределах стали испытывать на себе силы противоположных начал. И родились из сияющего белого осколка, который навсегда застыл в Великой Тьме те, которых нарекли Скитальцами, Титанами. Сыны порядка навсегда огородили свои родные миры, погруженные в бесконечность Великой Тьмы от необузданной силы аннигиляции, смерти, искажения. Скитальцы отправились в путешествие по бесконечному океану Великой Тьмы, вытаскивая попавшие во Тьму частицы Света, создавая миры, встречая уже созданные миры путем вечного взаимодействия Смерти и Жизни. Они принялись творить и упорядочивать, эти могущественные существа из металла, квитэссенция Порядка, сущность Творения, апофеоз Жизни. Скитальцы сотворяли народы, создавали жизнь, упорядочивали уже зародившуюся жизнь, меняли ландшафты и структуры миров, искореняли местных богов. Но жизнь на мирах была смертна, что не нравилось Титанам, и они вносили в миры свои изменения, создавая идеальные, правильные миры и народы, не всегда считаясь с той жизнью, что была до их прихода.

В Искривленном Пространстве, великой реке магии, частицы жизни искажались, порождая мириады злобных существ – демонов и иных тварей. И Пантеон Титанов вступил в бой с тварями Искривленного Пространства. Великие рекут, что Искривленное Пространство стало для них питательным соком, пока они еще спали в Сосредоточении Хаоса в великих Пределах Света. Капля за каплей, эмоции и жизни, смерти, войны, страдания, страсти и боль, проходя через Искривленное Пространство и устремились в Великую Тьму и Пределы Порядка. В царстве Порядка же, все это бесконечной рекой текло к черному осколку Великой Тьмы, навсегда застрявшему в Пределах Света. И тогда великое действо свершилось. Тьма, заточенная в океане Света, окутанная им, отшлифованная до идеально бесконечной сферы, ожила.

Совершенство формы лопнуло, сфера превратилась тянущееся во все стороны, подрагивающее нечто, Море Тьмы в Океане Света. Разлившееся бурлящее море Хаоса посреди бесконечности Света названо было Черным Солнцем. Это и стало колыбелью Темных Богов, кои почтили меня, песчинку под стопами их, знаниями.
Сперва было Их четверо, четыре великих силы в мирах Черного Солнца. Много имен у них и у каждого народа свои прозвания имеются, я же ведаю и что ведаю то и запишу об именах их, мне ниспосланных.

 

Первому имя Сангвинорд, Пьющий Кровь. Пьющий кровь, истинно так говорю вам! Недостойная рука моя записала сие имя, да прахом рассыплюсь я, ничтожный. Пьющий Кровь, так речь его буду далее, ибо не осмелюсь впредь записывать истинное имя его.

Великий владыка Пьющий Кровь, отец всех битв, рожденный в бесконечной череде смертей, испивший крови виновных и безвинных, жертв и палачей, воинов и мирных, разумных тварей и неразумных. Багровой тенью видится он смертным, и там куда падет взгляд его, будет всюду война и смерть, кровь и насилие. Затмевая крылами небеса, великий бог Багровой Тьмы, обитает в мире Блоттнагар, в цитадели темного железа, забранного из крови жертв. Могучее тело его заковано в закаленные в крови черные латы, на поясе из хребта дракона по имени Лидельзэ висят два изогнутых великих клинка, горящих багрово-черным пламенем. Легионы его верных рыцарей, вкусивших каплю его крови, охраняют мост Фольсквернир, что тянется чрез море кипящей крови.

Звон Багровых Кузниц раздается в бесконечных шахтах под цитаделью кровавого бога, где куется великое оружие для избранных им воинов. Огромные существа с восемью руками топят кузницы телами трусов и куют оружие из крови, проливающейся в битвах, остужая его в огромных чанах с кровью мертвецов. Поля боли рассеяны вокруг цитадели Сангвихейм, по которым в бесконечных блужданиях бродят по лезвиям и остриям мечей души плененных и души последователей, чтобы страдать вечно или же выдержать испытания и встать в кровавые легионы Темного Бога.

Так ведаю я, ибо так сказано мне, что настанет время, когда придет Истинное Затмение, а за ним Вечная Ночь. Темный Бог с легионами верных ему, войной пройдется по мирам, воплотившись в мире Материи, ибо Блоттнагар не связан с материальными мирами и Темных Бог не может начать свой кровавый поход в мире прежде срока, прежде чем адепты его не приблизят Вечную Ночь. И настанет время, когда миров, погруженных в Вечную Ночь будет достаточно, чтобы Пьющий Кровь и остальные Боги полностью воплотились в мире материи и взяли все миры себе. И да будет так!

 

Второй Бог Хаоса, владыка темной стороны магии, магического истощения Аннаэнор, Выдыхающий Тьму. Черный вихрь с тысячью лиц, раскрывшийся эдр с истощающим Оком, Аннаэнор, владыка черной магии, Великий Аннигилятор, обитает в Даркнахейме, мире черных туманов. Души захваченных последователями Аннаэнора магических существ навсегда закованы в лабиринтах Черной Пирамиды с сияющим оком, испытывают невероятные мучения и жажду магии. Они питают алчную звезду, усиливающую могущество великого Аннаэнора. Восемь великих путей ведет к Черной Пирамиде, где набирает силы и ловит магические потоки Аннаэнор. Темные глашатаи держат на магических цепях демонов тьмы, искаженных черной магией существ с миров, на которых уже настала Вечная Ночь.

Восемь дорог к Черной Пирамиде оканчиваются резонирующими эдрами, которые сторожат по двое черные ангелы Аннаэнора – величайшие чернокнижники, некроманты и малефики ключевых миров. Они также являются проводниками черного смерча и Затмения для избранников Хаоса.
Сторожит покои Аннаэнора Дарволакх Неспящий, черный серафим над всеми темными ангелами, искуснейший в черной магии демон.
Дороги к Черной Пирамиде посыпаны прахом миров, которые были покорены Темными Богами и не являлись ключевыми.

 

Ведаю я имя третьего Бога Тьмы. Имя ему Нордаллон. Вечно голодный, поглотитель душ и миров, Нордаллон обитает в мире Зерехтор в Черном Солнце. Невообразимо огромного размера, напоминающий паука с тысячью жаждущих пищи пастей, Темный Бог восседает на паутине, сотканной из душ съеденных им и переваренных живых существ. Паутина оплела циклопических размеров мертвое древо Аль’Фазих, Моровое древо. Корни древа покрыты костями съеденных живых существ, а из корней берут начало четыре смертоносных источника, имя которым Зарех, источник Гнили, Ачеррон, источник Безумия, Ятрангал исток всех ядов и Мортхэ, мертвые воды. Четыре источника впадают в океан, который беспрестанно пылает демоническим зеленым огнем, а поднимающийся дым несет смерть.

Тело Алчущего Бога покрыто всеми смертоносными ядами миров, которые были им поглощены, а из сотен белесых глаз течет густой трупный яд. Тысячи арахсиров, творений великого Нордаллона, плетут паутины у подножия Морового древа и наблюдают, как в болотах, наполненных смертью и гнилью, в смертоносных испарениях гибнут жертвы или мучаются души последователей Темных Богов, дабы пройти испытание.

Слаще всякого меда и вина для мертвых уст моих имя Богини Хаоса – Нвейи. Великая двуликая Богиня, Нвейя Обманщица, Нвейя Мать Младших, Дева всех пороков. Хранительница Смерти, заключенной в двух сферах – черной и белой, сферах Тьмы и Света. Я не ведаю облика великой Нвейи, ибо она всегда меняет облик, представая воплощением мечты, но тот, кто разглядит оба ее лика навсегда потеряет рассудок. Богиня разврата и воздержания, похоти и целомудрия, Нвейя была одновременно взята в жены сразу тремя богами. Тысячи лет по меркам нас, смертных с Азерота, длилась эта жуткая оргия, после которой Темная Богиня родила четверых Младших Богов.

Богиня обмана, она питает силу в предательстве, в кровавых оргиях, в совращении праведных и в тоже время часть ее последователей ставят во служение богини свою воздержанность и целомудрие, несмотря на нестерпимую жажду наслаждения.

Нвейя обитает в обманчивом мире Лаверт. Мир, где одновременно светят луна и солнце, мир, где вечно цветут хищные плотоядные цветы. Сама Нвейя обитает в черно-белом замке, который построен на огромной кувшинке, размером с остров. Море мертвых, на котором растет огромная кувшинка, заполнено всплывшими телами тех, кто увидел лик богини и влюбился в нее. Стараясь доплыть до замка на кувшинке, жертвы тонут тысячами, тела же их одно за другим уносят под воду существа, похожие на наг в нашем мире, полуженщины-полузмеи.

Замок обмана и разврата сторожит черная и белая стража – все они женщины, тела их изменены так, что любая из них будет считаться эталоном красоты в родном мире. Черная стража – самые развратные женщины, которых можно только представить, абсолютно голые, с черными браслетами и ошейниками и длинными боевыми когтями, которые способны разорвать ткань любого заклинания. Я видел их, когда мне открывали Истину Темные Боги. Похоть разлилась в моем мертвом теле, истинно говорю вам. Белая же стража обряжена в легкие белые одеяния. На глазах у них белые повязки. Эти женщины также прекрасны, если даже не более прекрасны, чем черная стража. Они испытывают постоянную жажду удовлетворения, но восхваляют Богиню своей сдержанностью. За спиной у сих дев смертоносные глефы. Две самые истовые женщины из черной и белой стражи становятся возлюбленными Богини, они обретают бессмертие, силу смерти и обитают в покоях самой Богини.

Великие истязатели – пожалуй, единственные существа мужского пола, кто живут в мире Лаверт. Могучие воины, они – подарок Богине от самого Пьющего Кровь. Сражаясь в бойцовых ямах, они проливают кровь во славу Богини, сильнейшие становятся наложниками Черной Стражи или иногда даже допускаются в покои госпожи для развратных оргий.

Волею Богов Хаоса мною записаны имена Их и, насколько возможно никчемному смертному, поведана история сих великих столпов Хаоса. Но Хаос является полным лишь в Великой Восьмерке. Старшие Боги породили Младших, о сем мне, адепту Хаоса, Bahamut’у поведано Ими.

 

Прежде речь поведу о Богах-близнецах, рожденных от Пьющего Кровь. Все младшие боги вобрали в себя часть сил от остальных богов. Эшиэль и Эриос, имя близнецам.

Близнецы обитают в двух мирах, которые связаны друг с другом единой пуповиной. Первым рассказ поведу о Эшиэль, деве убийств. Подобно своей матери, Эшиэль может принимать облик прекрасной женщины любой из рас. Черная вуаль покрывает ее плечи, а взгляд ее заставляет покончить с собой. На лице у Эшиэль белая маска, которая зачастую принимает облик черепа. Почитатели Эшиэль идут путем убийств, они не льют реки крови, не потрошат трупы, но каждое их убийство – это жертва во славу Богини, это красота и изящество, это искусство. Каждый почитатель Эшиэль знает, что высшей наградой для него будет поцелуй богини, после которого последователь вскрывает себе горло ритуальным кинжалом. Молчаливая богиня, так еще называют Эшиэль. Идущие в бой, идущие на убийство всегда готовы молча и без промедления отдать свою жизнь за Богиню.

Эшиэль обитает мире Мортгейт, никто и никогда не видит богиню, пока не подойдет к огромному сооружению из камней, и когда рассеется туман, скрывающий это место, он увидит одинокую фигуру, сидящую в центре круга. Сила неотвратимой смерти наполняет Эшиэль, те, кто проходят путь до конца становятся тенями – вечной незримой свитой Богини, готовые убивать во имя Богини без разбору.

Богиня убийств холодна и неприступна, и лишь с одним она близка, со своим братом-близнецом Эриосом. Раз в сотню лет по нашему времени брат и сестра сходятся вместе и от жара их любви, от пламени их разврата пылают оба мира, Мортгейт и Абелосс.

 

Великая честь предоставлена мне писать о Богах Хаоса, и сейчас я поведаю, что открылось мне об Эриосе Идеальном, Эриосе Созывающем Битвы. Когда смертный смотрит на этого бога, он видит идеал, он ощущает всем естеством своим совершенство. В багровых латах, на которых нанесены древние руны силы, с двуручным мечем Цвайдерхорном, чье черное лезвие поглощает любой свет, Эриос восседает на Алом Троне. В одной руке его кубок с кровью девственниц, ибо в его гаремах всегда есть не познавшие мужчин девы. Нет равных Эриосу на поле боя, ибо суть его есть вечное стремление к Абсолюту. На боку у этого младшего бога висит рог Скъядлархир, и именно он затрубит, когда настанет кровавый поход по мирам, когда наступит Великая Вечная Ночь, когда будут подчинены все ключевые миры, когда Черное Солнце откроет путь Темным Богам.

В алом замке Эриоса вечный пир и вечные битвы. Обнаженные рабыни, в прошлом великие волшебницы, ибо Эриос не любит магии, обслуживают избранных им воинов. Двенадцать лучших из воинов – алая стража Темного Бога. Тех, кто способен одолеть их всех, Эриос отправляет в мир своего отца, Пьющего Кровь, дабы те вкусили крови Темного Бога и стократ стали сильнее.

Верхом на огромной черной твари, походящей на протодракона из нашего мира, Эриос облетает свои владения в Абеллосе, наблюдая за бесконечными тренировками своих легионов, ибо путь Эриоса это путь идеала и совершенствования.

Тысячи наложниц-девственниц обитают в Чертогах Крови Темного Бога, от соития с Эриосом девственница умирает, ибо не в состоянии разум смертного существа справиться с наслаждением и болью при соитии с богом. Но есть и те, кто не умирает, однако разум их преображаются. Они становятся Пророчицами Крови, избранными наложницами Темного Бога, способными предсказывать ему на крови девственниц будущее.

Раз в сто лет, по меркам нашего мира, Эриос встречается с Эшиэль, дабы увидеть свою сестру и заняться с ней разнузданнейшей оргией, славя тем самым свою мать, Нвейю. Миры озаряет пламя, когда Боги уединяются, и из пламени этого рождаются ферерхоты, элементали кровавого огня которым суждено в Вечную Ночь пожертвовать собой и спалить тысячи защитников обреченных миров, прокладывая путь воинствам Темных Богов.

 

Пандемортий Пламя Увядания, обитает в прожжённом до тла черно-сером мире Фламерот. Мир этот беспрестанно испытывает на себе ярость бурь всех стихий, ибо Пандемортий вобрал в себя силу стихий покоренных миров, поглотил богов, повелевающих силами земли, воды, воздуха и огня в мирах, на которых настала Вечная Ночь. Фламерот зовется раздираемый бурями мир, чудовищные темные вихри и ветра дуют в нем, проклятое пламя горит до небес, расколы земли источают первородную мощь тьмы, а черные воды океанов беспрестанно покрываются воронками и водоворотами.

Но не только этим славен сей Младший Бог. В одном из миров Пандемортий заарканил один из многочисленных потоков времени и приобрел великую силу, силу тления и увядания. У ног его вьются черви, поедатели времени. Сам лик Темного Бога скрыт и вечно изменчив.

 

Террохорн имя восьмого Бога Хаоса. Рожденный от Нордаллона и Нвейи, Террохорн Шепчущий в темноте, является воплощением ужаса и безумия. Глубоко под черными скалами мира Здархор, в циклопического размера подземном храме, обитает он, праотец ужаса, владыка безумия. Миллионами глаз он смотрит из своего убежища, шепча на тысячах языках, клацая мириадами пастей. Террохорн шепчет о смерти, сводит с ума, голос его могут услышать существа в материальной вселенной когда дорога заведет их в непроглядную тьму подземелья. Тысячами щупалец тянется Темный Бог к поверхности мира. Любой, кто узрит хоть на мгновение Террохорна навсегда потеряет рассудок и сольется с Темным Богом. Мириады жизней поглотил Террохорн, вещающий бог. Хитрый и ведающий Бог, он вобрал в себя бесчисленное количество разумов и способен, даже находясь в Черном Солнце, следить очами своими за мирами живых.

 

Помимо миров-обиталищ Темных Богов в Черном Солнце есть множество других миров, на которых готовятся армии наших владык, куется оружие, возвышаются величественные зиккураты и храмы истинных последователей, много и пустых, мертвых миров. В одном из пограничных миров, в черной крепости живут Хранители Молотов, артефактов-ключей из нашего мира. Ведаю я, ибо видел своими глазами их после развоплощения. Был там и Abgefloren, навеки замолчавший жнец, и Garretshadow коронованный Тьмой, и Eukahainen, пылающий в собственной ярости и безумный Stain, объятый зеленым огнем. Хранители сторожат один из входов в Черное Солнце, они сыграли свою роль в приближении пришествия Вечной Ночи на Азероте и им еще суждено довести дело до конца. Именно они, отцы-основатели нашего ордена более других удостоились быть избранниками Темных Богов. В черной цитадели живут и другие павшие братья Horde Malleus, я видел их, тела их преобразились силами Темных Богов, они вошли в бесчисленные легионы Хаоса. Все они еще вернуться в наш мир, под звуки горнов Хаоса, под литании, славящие Темных Богов. Вернуться чтобы восславить Вечную Ночь.

Ведаю я, что наш мир есть один из ключевых миров для Великой Восьмерки Хаоса. Были последователи и до нас, и мы продолжаем великое дело. Ведаю я, что придет Вечная Ночь, мы встанем в рати Темных Богов, дело наше не закончится никогда, ибо раз посеявши зерно, более не избавиться нашему миру от черных всходов…»